Фобия перед свадьбой: признаки страха женитьбы или замужества

Лечение в специализированной клинике

В специализированном медицинском учреждении, обычно используют следующие методы терапии панических атак:

  1. Первичная консультация психотерапевта.
  2. Общая диагностика состояния всего организма и в особенности головного мозга пациента.
  3. Назначения сильнодействующих транквилизаторов, успокоительных средств и антидепрессантов.
  4. Групповые сеансы психотерапии.
  5. ЛФК.
  6. Йога и другие дыхательные практики.
  7. Иглотерапия.
  8. Сеансы физиотерапевтического лечения (электрофорез, магнитотерапия, дарсонвализация, прессотерапия и другое).
  9. Водолечение (душ Шарко, кедровая бочка, спа-капсула и другое).
  10. Полноценное питание.
  11. Сеансы массажа.
  12. Трудотерапия.

Лечение панических атак в условиях стационара эффективно в краткосрочном периоде. Во время пребывания в стационаре, в условиях изоляции от привычной эмоциональной нагрузки на психику человека, панические атаки уходят в состояние ремиссии. Это связано не столько с методами терапии, описанными выше, сколько в большей степени с возможностью общения с людьми, имеющими такие же проблемы. Чуть позже станет понятен контекст этого умозаключения.

Когда же человек возвращается в привычную среду обитания, под воздействием стресса приступы страха возвращаются снова. Возвращение панических атак после курса лечения также объясняется тем, что, к сожалению, лечение в специализированных клиниках неврозов направлено на устранение последствий этого недуга, но не прорабатывается бессознательная причина панических атак. Этот механизм становится понятным при рассмотрении на более глубоком уровне. С помощью знаний по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана у нас есть возможность более глубоко и предметно рассмотреть проблему панических атак.

Зрительный вектор сегодня

Системно-векторная психология Юрия Бурлана объясняет, что страхи, фобии, паника – это проявления корневого состояния страха смерти в зрительном векторе. Ключевой момент здесь в том, что страх всегда обращен вовнутрь – мы боимся за себя.

Как, развиваясь исторически, зрительный вектор переходил от чувства страха к состраданию, так и отдельный человек проходит это при своем развитии. Рождаясь с чувством страха за свою жизнь, по мере взросления он развивает способность выносить свои свойства наружу. Умение направлять свой эмоциональный потенциал на других людей – сострадать, сопереживать – это и есть тот навык, который позволяет носителю зрительного вектора реализовать свои врожденные качества.

Меняя направление своего внимания с себя на другого, мы переключаем заряд с минуса на плюс, со страха на любовь.

Иногда недостаточный уровень развития зрительного вектора не позволяет людям замечать чужие страдания и сопереживать им, они обречены на минимальное «наслаждение»: страхи, истерики, эмоциональные раскачки с требованием внимания к себе. Однако чаще мы просто не понимаем своих врожденных желаний и не применяем свой чувственный потенциал, постоянно скатываясь в страхи. Зачастую человек заменяет нормальную реализацию свойств зрительными раскачками в диапазоне «страшно – не так страшно». Например, сам ищет страшные случаи и истории, смотрит фильмы ужасов, а потом выдыхает, что «это все не с ним».

Медленное дыхание и стихи

Я нашла форум, на котором сидели такие же люди, как и я. Там я выплёскивала свое отчаяние, и они меня поддерживали. А ещё советовали специальную литературу — я накупила книг, и они мне очень помогли. Большую часть информации я получила именно оттуда: в одной прочитала про дыхательную систему, в другой — про мышечную релаксацию, всё пробовала на себе. Делала закладки и во время атаки читала как мантру: «У здорового человека сердце может биться со скоростью двести ударов в минуту много часов». Ещё часто гуглила «можно ли умереть от панической атаки» и каждый раз видела, что нет, никто от панических атак не умирает. За эту соломинку я тоже цеплялась.

Как-то вечером, ещё в Риге, во время панической атаки меня трясло под двумя одеялами. Мама села рядом и сказала: «Давай молиться. Повторяй за мной „Отче наш“». Так я выучила молитву. Тогда казалось, что она помогает, но сейчас я знаю, что помочь мне может любое стихотворение. Надо отвлечь мозг, перестать прислушиваться к себе, к симптомам. Думать о чём-то другом практически невозможно, а вот заставить себя читать стихи можно. Я громко говорила себе обо всём, что вижу: «Вижу чёрный телевизор, на улице раз-два-три-четыре-пять деревьев…» Если есть близкий человек, который знает о панических атаках и понимает, можно позвонить ему, просто поговорить — не об атаках. Сначала может показаться, что это не помогает, захочется бросить трубку, но стоит заставить себя послушать друга: мозг с паники переключается на что-то другое, круг «адреналин — страх — адреналин» разрывается.

Атака может нарастать как снежный ком. Я поняла, что если научиться игнорировать симптомы, то дальше первой фазы они не пойдут. Я читала, что самый лучший способ избавиться от панических атак — забыть их. Тогда мне казалось: ага, попробуй тут забудь. Но на самом деле так и есть: чем меньше обращать внимания, тем легче они будут проходить. И в итоге пройдут совсем.

Бегство от страхов

Случившись однажды, эти страшные состояния накатывают вновь и вновь, все чаще, со все более сильной амплитудой. Ты собираешься с силой духа и обходишь всех необходимых врачей, а в результате у тебя не находят физических заболеваний. Вместо этого ставят загадочный диагноз «панические атаки» и, в лучшем случае, прописывают тебе антидепрессант или сильное снотворное.

Лечение антидепрессантами существенно ударяет по твоему кошельку, физическому состоянию, а главное – по твоей самооценке. Ведь не дай бог, кто узнает, что ты принимаешь антидепрессант – это же клеймо, белый билет на всю жизнь. У тебя появляется новый страх – всю жизнь носить статус психа

И никому неважно, что панические атаки – это неврологическое расстройство, очень далекое от психиатрических патологий. Никому нет дела до этого

Обращался к психологу либо психотерапевту – значит, псих и социально опасен. К сожалению, этот стереотип живет в нашем современном обществе до сих пор.

Стоит сделать перерыв между курсом приема антидепрессантов, и приступы страха сопровождают тебя абсолютно везде. Ты становишься не в состоянии жить нормальной социальной жизнью.

Хочется остаться насовсем дома, в любимой кровати, и спрятаться с головой под мягкое и теплое одеяло. И при этом желательно, чтобы кто-то надежный тихо сидел рядышком с тобой и охранял твой сон, следил за твоим дыханием, чтобы если что-то вдруг случится с тобой, он тут же вызвал наряд скорой помощи.

Некоторые люди переживают страшные состояния панических атак целую жизнь. Неужели это навсегда? Есть ли действительно эффективное лекарство или метод, чтобы вернуться к прежней счастливой социальной жизни?

Диагноз и лекарства

К двадцати годам панические атаки у меня практически исчезли — прошли сами собой. Потом я несколько лет жила в Арабских Эмиратах, работала администратором в стоматологической клинике — большую часть времени там тоже всё было спокойно. Там я познакомилась с россиянином, который жил в Нью-Йорке. Он предложил переехать: «Давай сюда, всё-таки Америка». Я рискнула и в 2001 году прилетела в Нью-Йорк.

По телевизору нам всегда показывали Манхэттен, но разве туда попадаешь? Когда я увидела Бруклин, подкатил ком к горлу: ужасная грязь, переполненные мусорные баки, бездомные, старые страшные дома с маленькими окошками. Прошло два года, прежде чем я увидела и осознала красоту Нью-Йорка, но для новоприбывшего это был шок. Квартира моего парня тоже была жуткой. Он работал менеджером в магазине. Через пару дней я узнала, что он употребляет героин.

Каждое утро я просыпалась на двухэтажной кровати с отпиленным верхом и плакала. Перестала писать подругам — просто нечего было сказать. Звонила домой маме, болтала весёлым голосом, а потом клала трубку и два часа без остановки плакала. Было стыдно. Сейчас вспоминаю и думаю, что это было глупо, надо было уезжать. Но я не могла переступить через себя, не могла показать другим, что я влипла. Я не ожидала, что будет так страшно и одиноко.

Атаки нахлынули с новой силой — это был самый интенсивный период. Я работала в маленьком офисе в часе езды от дома. Забивалась в конец последнего вагона и ехала со слезами на глазах и комом в горле. У меня были очень сильные панические атаки в метро. Один раз было так плохо, что страшно даже вспоминать. Тогда я вышла на самой загруженной станции, на полпути к одному из множества выходов подумала: всё, сейчас точно конец. На ватных ногах поднялась на улицу, взяла такси до дома. Тряслась, прижалась к сиденью, пыталась завести разговор с таксистом. Я понимала, что мне срочно надо переключиться, а то своими страхами я сама себя доведу до обморока. Позже я прочитала, что во время панических атак такое бывает редко, хотя чувство, что это случится, появляется у многих. Метро я до сих пор недолюбливаю.

Ищем корень проблемы

Системно-векторная психология Юрия Бурлана объясняет причины наших состояний через наши врожденные психические особенности. Набор таких особенностей, желаний, талантов и склонностей называется вектором. Всего существует восемь векторов. Каждый человек с рождения обладает одним или несколькими векторами, заложенным в нас природой. Каждому вектору свойственны свои проявления поведения, врожденные желания и потребности для получения удовлетворения от жизни. И страдать паническими атаками могут представители только одного из восьми векторов. Это носители зрительного вектора.

Что такое зрительный вектор? Это, в первую очередь, эмоции – в позитивном и негативном ключе. Обладатели зрительного вектора обладают максимально широким диапазоном эмоциональной амплитуды: от зрительных истерик до чувства глубокой эмпатии и любви. Они, как никто другой, способны глубоко сопереживать чужому горю, а могут даже плакать над просмотром кинофильма из-за своей повышенной сентиментальности. Именно этих людей называют отзывчивыми и добрыми.

Носители зрительного вектора обладают огромным образным интеллектом и наилучшей способностью к обучению, поскольку основную информацию мы считываем именно посредством зрения.

Люди со зрительным вектором обладают самым чувствительным зрительным анализатором и способны считывать малейшие видимые изменения во внешней среде, которые могут не замечать другие люди. Окружающий мир они видят в самых ярких и многогранных цветовых оттенках.

В зависимости от степени своей реализованности свойства зрительного вектора могут быть как источником настоящего наслаждения – душевной близости, глубокой эмоциональной связи, ярких переживаний любви, так и источником душевной боли в виде бесконечных страданий, истерик и страхов в разных формах. В том числе в форме панических атак. Страх смерти в разных своих проявлениях – это врожденное свойство зрительного вектора. Чтобы объяснить, почему это так, нам нужно оглянуться в прошлое.

Когда-то обладатели зрительного вектора выполняли функцию дневных охранников. Именно их острый глаз, наблюдая красоту природы, улавливал малейшие изменения на ландшафте. Они вмиг замечали потенциальную угрозу, которая была способна причинить урон всей стае. Так, увидев подкрадывающегося зверя, они испытывали страх, мгновенный по вертикали взлет эмоциональной амплитуды вверх, вскрикивали свое зрительное «ой» – и вся стая спасалась бегством. Таким образом, страх смерти был дан природой для спасения.

В процессе эволюции такие люди постепенно научились выносить чувство страха за свою жизнь наружу – направлять свою эмоциональность на создание эмоциональных связей с другими людьми, сочувствие и сопереживание. Именно благодаря этим свойствам зародилась и развилась культура.

Как победить панические атаки навсегда?

Чтобы выйти из состояния страхов человеку со зрительным вектором нужны сильные эмоции сострадания, направленные наружу на других людей. Начиная сосредотачиваться на переживаниях других людей, а не на себе, мы сублимируем чувство страха в чувство сострадания, и тем самым наполняем потребность в чувствах нашего зрительного вектора.

Ремиссия при нахождении в стационаре объясняется в том числе этим: мы легко заводим новые знакомства среди таких же людей, страдающих паническими атаками. Ведь эти люди тоже являются носителями зрительного вектора и очень располагают к эмоциональному контакту и близости.

Знакомясь и общаясь с ними, узнавая об их страданиях, мы автоматически переключаем свое внимание и жалость с себя на сопереживание другим. Поэтому наступает временное облегчение естественным путем

А временным оно бывает потому что, выписавшись из стационара, мы возвращаемся к привычному кругу общения и заботам, и вместе с ними возвращаются панические атаки.

Знание глубинных причин возникновения панических атак, сделало возможным и избавление от них. Сегодня панические атаки — в списке решаемых психологических проблем. Системно-векторная психология Юрия Бурлана – это реальный практический инструмент в руках тех, кто хочет разобраться в причинах своих состояний и найти результативный метод решения психологических проблем.

Вместе с более глубоким пониманием своих реакций, своих желаний, которые ищут наполнения, постепенно меняется в позитивную сторону психологическое состояние. А вместе с этим решается и проблема стресса: уходят страхи, уходят и панические атаки, восстанавливаются силы, возвращается наслаждение и радость от жизни.

Более 16 000 тысяч результатов людей, уже прослушавших тренинг Юрия Бурлана, подтверждают, что выход из психологически некомфортных ситуаций есть. И больше нет необходимости прятаться под одеялом от всего мира и быть зависимым от антидепрессантов!

У меня были панические атаки. Чаще всего они начинались ближе к ночи, хотя могли возникнуть в любое время суток. Ночные панические атаки сопровождались вызовом «Скорой помощи». Паническая атака начиналась с внезапного ощущения страха смерти, острой нехватки воздуха. Конечности становились ледяными и влажными, пульс зашкаливал за 140-150, часто доходило до обморока. После каждой панической атаки долго приходила в себя.

Все посещения врачей специалистов заканчивались назначением антидепрессантов. Я боялась вечером ложиться спать, боялась темноты, панически боялась собак. Чувство страха возникало внезапно. Это могло случиться в транспорте, в людном месте, во время работы или отдыха. Приступы панического страха учащались.

Я прошла исследование головного мозга, была проведена МРТ-диагностика, посетила эндокринолога, невролога, кардиолога – нарушений выявлено не было. Ни один специалист не мог ответить на мой вопрос, что мне делать, как с этим жить дальше?

Я была в полном отчаянии. Я стала искать ответы на вопросы в интернете, наткнулась на портал по системно-векторной психологии Юрия Бурлана, почитала статьи и вскоре посетила бесплатные лекции Юрия Бурлана.

Уже после посещения бесплатных лекций по системно-векторной психологии смогла уснуть без антидепрессантов. Не откладывая, записалась на полный курс. Уже на тренинге 1 уровня внезапно вспомнила, что давно не было страшно и не посещали панические атаки, давно не ощущала внезапного панического страха смерти.

Панические атаки ушли и это стойкий результат. Живу без них, не боюсь темноты и собак вот уже 3 года.

Анна Виневская

Читать полный текст результата

Постепенно я научилась справляться с внезапными паническими атаками – чувством острого страха за свою жизнь, когда тебя неизвестно от чего резко бросает из жара в холодный пот и потом долго трясет крупной дрожью, в глазах темнеет, а рука сама тянется к телефону, чтобы набрать «03» – помогите, умираю! Сейчас просто смешно об этом вспоминать!

Нина Беляева

Читать полный текст результата

Адреналин и страх смерти

Я родилась в Риге. У меня была двусторонняя дисплазия (то есть врождённый вывих) тазобедренных суставов, но врачи при рождении ничего не заметили, а родители не обращали внимания, пока я не стала пытаться ходить. После этого я пару лет провалялась в больницах — иначе ходила бы с костылями, наверное. В 70-е дети в больницах лежали одни, родителей к ним не пускали: помню, как меня, двухлетнюю, везли на операцию, как я лежала одна в реанимации и мне было ужасно страшно. За два года мне сделали четыре операции, по две на каждом суставе. Каждый раз на несколько месяцев накладывали гипс до подмышек. Думаю, что корни моих панических атак растут оттуда.

Первая паническая атака застала меня врасплох. Это случилось, когда мне было лет восемнадцать — понятия не имею почему. Я посмотрела на себя в зеркало, и мне показалось, что я сейчас умру: было ужасно страшно, трясло как осину. Больше всего я испугалась этого ощущения смерти: казалось, вот сейчас, через пару секунд упаду замертво — но я не падала, а ужасное ощущение не проходило. Я позвала маму, она уложила меня на диван, спросила, что со мной — я ответила, что сейчас умру. Мама вызвала скорую помощь — через двадцать минут, когда она приехала, мне стало немного легче. Меня послушали, постучали, сказали, что всё нормально. Вкололи успокоительное и уехали.

Современные методы лечения панических атак

В современной медицине в условиях амбулаторного лечения обычно назначают:

  1. Антидепрессанты.
  2. Успокоительные средства и транквилизаторы.
  3. Рекомендуют избегать ситуаций, способных спровоцировать приступ панических атак.
  4. Рекомендуют стационарное лечение в специализированных неврологических клиниках с консультациями психолога и психотерапевта.

В первые дни приема сильнейших психотропных препаратов ты становишься похож на растение. Твоя дикция напоминает дикцию человека с ограниченными возможностями, причем тебе кажется, что ты говоришь также как раньше – факт заторможенной дикции замечают твои близкие люди. В начале приема препаратов ты можешь идти до пункта назначения, до которого ты обычно доходил за 5 минут, в течение целого часа. Потом твой организм адаптируется к новому препарату и заторможенность постепенно уходит, но ты становишься зависим от антидепрессантов и транквилизаторов.

Ты вынужден избегать привычного ритма жизни и привычных веселых компаний друзей вследствие повышенного седативного действия препаратов и их несовместимости с алкоголем.

Помимо антидепрессантов и транквилизаторов, при панических атаках врачи обычно рекомендуют избегать мест и людей, которые способны спровоцировать новый приступ. Отличный совет, если у тебя есть пару слуг, желательно невидимых, и стабильный пассивный источник финансового дохода. Но что делать, если тебе надо, как минимум, добираться до работы, а ты до смерти боишься один спуститься в метро? Ведь там под землей тебе сразу закладывает уши, кружится голова, начинают потеть руки, твое лицо приобретает багрово-красный цвет, ты задыхаешься, твое сердце вот-вот выскочит из груди и, кажется, в любую секунду ты потеряешь сознание!

Спусковой крючок для страха

Даже если страх внешне спровоцирован конкретной ситуацией, корни всегда уходят в страх смерти. События могут развиваются по двум сценариям:

  1. Страх появляется под воздействием сильного стресса, в момент, когда мы ощущаем максимальную угрозу для своей жизни. Таким «пусковым механизмом» может стать любая опасная ситуация: автомобильная авария, смерть близкого человека, роды у женщин и так далее. В такие моменты даже развитый обладатель зрительного вектора может испугаться.

    То, насколько быстро человек справится со своим страхом, зависит от развитости и реализованности его свойств в зрительном векторе. Человек, имеющий навык переносить центр своего внимания с себя на других, вскоре переключится на тех, кому нужна его помощь и поддержка. Тем самым он направлят эмоциональность в нужное русло и не дает страху овладеть им.

  2. Иногда страх становится следствием длительного, накопленного стресса. Мы можем достаточно долго «держать» своими психологическими свойствами потенциально опасную ситуацию, но в какой-то момент можем не выдержать и свалиться в полноценные раскачки страхом вплоть до паники.

Психика человека так устроена, что должна обеспечить нас всеми необходимыми внутренними ресурсами для выживания в период экстремальных условий. Сильный стресс вызывает поэтапные изменения в нашем организме:

I этап – У нас появляется дополнительный заряд энергии и активизируются внутренние ресурсы организма.

II этап – Повышается возбудимость нервной системы, растет интенсивность обработки информации и чувствительность сенсорных систем.

III этап – Происходит психологическое истощение.

IV этап – Резервы организма исчерпываются. Человек начинает испытывать сильное психологическое истощение, быстро устает и становится неспособен поддерживать прежнюю социальную активность. Находясь на этом этапе, носитель зрительного вектора и может стать жертвой страха.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Психология жизни
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector