Когда терпеть нельзя. признаки жестокого отношения к ребенку со стороны учителя

Насилие – это не уважение к предмету, а власть

Друзья, такие учителя не “сильные”. Они ПРОФНЕПРИГОДНЫ (временно или постоянно). 

Не путайте строгость с жестокостью.  Не путайте требовательность с унижением.  Не нужно говорить: “Она так себя ведет, потому что уважает свой предмет”. Это не про уважение, это про власть. Власть над теми, кто тебе не равен, зависим.

Может, дети и знают математику, физику, химию или русский, но стресс, который они получают, колоссален. Они знают на страхах: наказания, унижения, потери лица.

Помните, если такой монстр выбирает себе “мишень”, то буллинг уже со стороны учеников гарантирован. Будьте бдительны. Учебный год набирает обороты. Школа может быть «школой жизни», но не должна быть «местом выживания». Прошу вас, будьте нетерпимы к насилию вообще и школьному насилию в частности.

Я очень верю, что придет время, и в понятии “сильный учитель” прочно закрепятся такие характеристики, как любовь к предмету, уважение к ученику, навыки позитивного мотивирования и умение рассказывать так, что невозможно отвлечься. Неплохо было бы создать некий “протокол действий” родителей и администрации, если имели место факты насилия со стороны учителя.

Быстрая связь с редакцией [email protected]Еще больше полезных советов для родителей в нашем Инстаграме. Присоединяйтесь!

Возбудимый ребенок идет в школу

Очень неудобно быть родителем возбудимого ребенка, особенно когда он идет в первый класс. Мамам и папам нужен крепкий защитный панцирь, потому что неопытным педагогам кажется, что их сын или дочь просто плохо воспитаны. Они регулярно слышат от учителя: «Вы ей объясните, что так нельзя себя вести на уроке», «Скажите ему, чтобы он так не делал».

В ситуации стресса, когда «медленный» ребенок затормаживается, «быстрый» наоборот ускоряется. Перегруженный новой школьной ситуацией, он идет вразнос на переменах и дома вечерами. У него эмоциональные всплески, истерики и прочие неконтролируемые реакции.

Несмотря на то, что научить непоседливых детей полному контролю над собой невозможно, есть некоторые вещи, которые могут очень сильно облегчить жизнь родителей.

«Мой сын знает предмет на пять, а вы ему ставите три!»

Анна М., учитель русского языка:

— В моем классе один мальчик перестал заниматься русским языком, хотя до этого у него были четверки, пятерки. В целом он был воспитанный, образованный ребенок, но интерес к предмету у него пропал. 

Во время экзамена по русскому он был между двойкой и тройкой. Это был внутренний школьный экзамен, он ни на что не влиял. Я дала ему еще одну работу, она снова была выполнена максимум на три с минусом. Тогда я дала ему билет с вопросами. Он ушел готовиться в коридор. Выхожу, чтобы позвать его отвечать, и вижу: он не готовится, а играет в телефон. Я поставила за экзамен три, заполнила табель, сдала. 

Через полтора часа ко мне пришел его папа. Он был очень возмущен, сказал, что его сын знает предмет на пять, а я ставлю три, требовал исправить оценку за экзамен. Я показала работы его сына с огромным количеством ошибок, но папа все равно не сдавался, тогда мы пошли к завучу. Завуч была на моей стороне, поэтому оценку оставили. 

Но эта история не единичный случай — многие родители отказываются верить в объективность плохой оценки, начинают обвинять учителя в предвзятости, хотя это непродуктивно.

Екатерина Пастухова, семейный психолог:

— Если оценки ребенка неожиданно портятся, значит, он потерял смысл, который видел раньше в занятии предметом. Успеваемость снижается, когда пропадает ценность, влекущая за собой мотивацию. Далеко не всегда учитель может на это повлиять.

В данной ситуации изменение в успеваемости было заметно учителю, но не родителям. Почему? Мы видим, что педагог ждала, когда мальчик вновь войдет в прежний темп работы и к предмету вернется былой интерес.

Этого не произошло. Учительница старалась справедливо оценить ученика, давала дополнительные работы, возможность исправить положение. Мы видим, что педагогу были непонятны причины перемены отношения ученика к урокам русского языка. Из этого мы можем сделать вывод, что какие-то изменения происходят во внутрисемейном поле.

Найти выход из данной ситуации можно с помощью доверительного диалога учителя с самим мальчиком:

«Мне грустно от того, что твои оценки стали ниже. Скажи, ты можешь сам предположить, почему это происходит? Возможно, тебе разонравился предмет? Или стало сложно? Может быть, я чем-то тебя обидела?»

Такая беседа поможет исключить негативные изменения в отношениях между ребенком и учителем. После этого появляется возможность искать причину дальше:

«Ты бы хотел снова получать хорошие оценки? Какая оценка была бы хорошей для тебя? Какую помощь ты хотел бы получить? От кого?»

В таком разговоре учитель создает принимающее пространство для того, чтобы ученик почувствовал, что он не один.

Ребенку важно понимать, что непосильную для него проблему можно разделить с другим человеком — взрослым, авторитетным. Когда в семье отношения портятся, учитель может стать для ребенка опорой и проводником по трудному миру взрослых

Если учитель готов откликаться на личные переживания учеников — это 50% успеха ребенка в обучении

Когда в семье отношения портятся, учитель может стать для ребенка опорой и проводником по трудному миру взрослых. Если учитель готов откликаться на личные переживания учеников — это 50% успеха ребенка в обучении.

Когда родитель находится в позиции отрицания: «Мой ребенок знает русский на 5», важно представить ему объективные данные, доказывающие, что это не совсем так. Это могут быть примеры классных работ ученика, контрольных. 

Причин может быть очень много, приведем некоторые из них

    1. Если ребенок недавно пошел в школу, такое поведение может быть связано со сменой обстановки, с новыми впечатлениями, большим количеством незнакомых, новых для него людей, а также с возросшей нагрузкой и изменившимся режимом дня.
    2. Нельзя исключать ответственность учителя. Может случиться так, что педагог сам провоцирует, может быть, косвенно, негативное поведение ученика. Конечно, не стоит спешить с выводами и сразу во всем винить учителей. Но, если ребенок плохо общается только с одним конкретным учителем, это может быть подтверждением данной ситуации. Причем это не совсем обязательно будет грубость и негативное отношение со стороны взрослого. Ребенок может проверять грани дозволенного, и провоцировать учителя на негативную реакцию, видя, что хамством он может ее вызвать. Поведение детей в таком направлении усугубляется, если они видят поддержку одноклассников, которых веселит злость или растерянность учителя.
    3. Ребенку не хватает внимания в семье. Если  недополучает внимания, он не может попросить родителей и учителей исправить самостоятельно эту ситуацию. Ребенок старается всячески его к себе привлечь, пускай даже негативным способом. Ни в одной из приведенных ситуаций нельзя отрицательно относиться к ребенку, ведь именно в тех ситуациях, когда он себя плохо ведет, ему больше всего требуется помощь взрослых. Не стоит также расстраиваться или проявлять гнев. Равно как и нельзя не обращать внимания на подобные проявления.

Как правильно мотивировать ребенка

Будьте справедливы, но всегда оставайтесь на стороне ребенка. Не надо говорить ребенку, что учитель, который не понимает его тонкой души — просто глуп и, поэтому ставит плохие оценки. Возможно, есть объективная причина

Важно объяснить ребенка, что оценка — это просто уровень знания одной темы, а не статус его самого, как личности. И, разобравшись со сложным моментом в учебе, он получит новую оценку

Не позволяйте разрушить уверенность в себе у вашего ребенка оценочными суждениями других людей. Вы стоите на страже его интересов.
Покажите ребенку, что вы действительно за него, предложите свою помощь. Спросите: «Как помочь тебе справиться с трудностями? Я вижу, что эта тема дается тебе нелегко. Ничего страшного, есть я, чтобы подсказать тебе и придти на помощь».
Заинтересуйте ребенка, иногда родителям приходится делать то, с чем не справился учитель. Необычные факты, образовательный фильм о профессии, — все это может стать пусковым механизмом, который включит у ребенка интерес к теме и желание учиться.
Будьте рядом. Возможно, причина трудностей в учебе кроется где-то глубже и ребенок прямо сейчас переживает какой-то психологический кризис, первую любовь или другое не менее важное, чем учеба событие. Не надо высмеивать детские переживания. Покажите, что вы готовы их обсудить, понять и помочь.
Не скупитесь на комплименты, будьте внимательны, отмечайте сильные стороны ребенка. Если он имел двойку по математике, а потом получил тройку, он уже приложил усилия и постарался, это уже успех, который стоит подкреплять.
Оценки могут ранить ребенка, покажите, что для вас, родителя, они не имеют значения, а ребенок все равно остается для вас важным и любимым человеком.

  • Наймите репетитора: если ребенок нуждается в дополнительной помощи и поддержке, вероятно, вам нужен знающий человек, который заинтересует, поможет справиться с трудностями. Иногда дети не воспринимают помощь родителей, но могут заниматься с другим взрослым.
  • Объясняйте ребенку, зачем и почему вы хотите, чтобы он хорошо учился. Немотивированные требования, конечно, могут исполняться, но мы же не хотим вырастить человека, который будет слушаться другого «потому что я так сказала».

Педагог Дима Зицер:

Как вести беседу с учителями

В сложившейся ситуации поведение родителя играет огромную роль. Даже если вы понимаете, что ваш ребенок действительно неправ, вы должны занимать только его позицию.

«Ольга» из одноименного сериала: трагическая судьба актрисы Яны Трояновой

Семь ежедневных привычек счастливых людей

Звезда сериала «Султан моего сердца» рассказал о выборе будущей жены

При этом не нужно скандалить с учителями, делайте это мудро. Например, вам говорят: «Ваш сын избил своего одноклассника, порвав ему при этом футболку». Отрицать это не нужно, достаточно попросить учителя изъясняться более правильно: «Не избил, а подрался». Вам говорят, что ваш ребенок «украл чужую вещь»? Поправляйте: «Не украл, а взял». Объясните педагогам, что вы сейчас не в суде и использование настолько категоричных формулировок попросту неуместно.

В ходе разбирательства постарайтесь понять, что на самом деле стало причиной поступка, совершенного ребенком. Не будет лишним уточнить, единственный ли это случай либо подобные инциденты уже случались не раз.

Если случай единичный, обязательно прилагайте все усилия, чтобы урегулировать конфликт. Для этого вам, скорее всего, придется встретиться с родителями другого участника случившейся истории и решать вопрос с ними. Кроме того, вы должны пообещать всем, что с вашей стороны будут приняты все необходимые воспитательные меры, благодаря которым подобная ситуация больше не случится.

Родители хотят естественные науки, а дети — IT-технологии

— А вам удается развернуть ребенка к родительскому выбору? Вот они пришли, он не хочет; через полтора часа разговора: «Ну, вообще-то, может, и да». 

— Да, такое бывает, но редко и я себе такой задачи не ставлю. Обычно я в команде ребенка. Если он, конечно, не выбирает какой-то совершенно фантастический вариант или рискованный и сложный. Писатель или актриса — это лично у меня вызывает страх. У этих профессий есть свои особенности. И как раз именно творческие родители, зная, какой это сложный хлеб, детский выбор обычно не поддерживают. 

Часто дети путают хобби и работу. Одно дело, я художник и пишу прекрасные картины, а другое дело — ко мне приходит заказчик, у которого есть идея, но он рисовать не умеет. Я становлюсь его кистью, это не то творчество, которое они ищут, и вот про это мы много говорим. Здесь я, правда, прилагаю усилия, чтобы прояснить для ребенка все риски такого выбора, в остальных случаях чаще всего я оказываюсь на его стороне, потому что очень здорово, когда у человека есть цель, идея, мотивация, когда он идет за чем-то. 

“Он ничего не хочет!” Когда ребенок живет без интереса

Вот мы так много видим этих родителей, которые говорят: «Ребенок ничего не хочет». Поэтому, если он чего-то хочет, то мы не дышим на него, говорим: давай, делай, мы будем помогать! Моя задача в таком случае помочь проложить путь, самый простой и безопасный. 

Это правильно, когда человек идет за своей мечтой, он, может, по дороге сделает какие-то выводы и пересмотрит ее, отредактирует маршрут. Этот опыт постановки собственной цели, управления своим движением — это настолько ценно для дальнейшей жизни, что никакая «надежная» профессия, которую родитель лоббирует, этого не заменит. 

Я не ставлю перед собой целью уговорить ребенка принять точку зрения родителей. С другой стороны, ко мне и не приходят авторитарные родители, которые не хотят обсуждать варианты — такие и без меня разберутся. Чаще всего я работаю с родителями, которые готовы к диалогу.

— А куда, кстати, сейчас все хотят?

— Родители хотят во всякие естественные науки, как один. А дети хотят в новые технологии, во все, что вокруг IT.

Их жизни очень плотно связаны с этими гаджетами, с информационной средой, они себя легко представляют ее частью в профессиональном плане тоже.

Творчество и сфера развлечений — тоже популярный выбор ребят, причем не только гейм-индустрия, но и квесты, «настолки» необычные, мероприятия иммерсивные. 

Есть еще дети, которые совсем не пользуются компьютером или пользуются очень мало.

— Не может быть!

— И они говорят: мне не хотелось бы, чтобы работа была связана с компьютером. А теперь это целая проблема, приходится прямо напрягаться, чтобы придумать такую работу…

— А что вы им говорите? Ну, например, есть ветеринар или агроном? Какие еще варианты?

— Учитель…

— Без компьютера?

— Без компьютера уже даже агроном не работает и ветеринар тоже. Есть такие родители, которые сознательно ограничивают детей: «У нас кнопочный телефон». И потом ребенок дорастает до старшей школы, у него появляется смартфон, но он не становится с ним единым целым. И для таких детей смартфон и компьютер остаются чужим миром, и это реально проблема, когда дело доходит до выбора профессии.

В современном мире предполагается, что тебе не надо уже это изучать, что ты его не боишься, что это часть твоей жизни. И работу ты, естественно, выбираешь, не ставя для себя такого ограничения. А тут появляется дополнительный стоп-фактор. Учитель без компьютера уже не тот, конечно, как и дизайнер.

Обсуждайте проблемы ребенка, а не его диагноз

Не думаю, что во всех случаях правильно сообщать школе о диагнозе ребенка. Если вы уверены, что учителя разбираются в проблеме и знание диагноза позволит им лучше понять ребенка и грамотно выстроить программу помощи ему — тогда смело сообщайте. Если вы хотите разжалобить учителя или директора, воззвав к его милосердию, тогда не надо. Чем меньше вы доверяете учителю, чем меньше верите в его способность понять, что происходит с ребенком, тем меньше необходимость делиться с ним медицинскими сведениями. Последствия могут быть самыми прискорбными.

На нашем форуме были случаи, когда учителя публично объявляли ребенка ненормальным, заявляли при всем классе «что с него взять — он у невролога на учете состоит», сообщали родителям, что ребенка сначала надо вылечить, а потом в класс приводить (в отношении детей с СДВГ рекомендация абсолютно бессмысленная).

Мой собственный опыт тоже безрадостен: в тот единственный раз, когда я решила сообщить учителю ребенка диагноз (на тот момент ММД — минимальная мозговая дисфункция), учительница сочла, что это «фатальная умственная неполноценность», и ответила: «Если ваш ребенок идиот, отдайте его в школу для идиотов». А когда я заплакала, она припечатала: «Ну, если мать истеричка, откуда же ребенок нормальный будет?».

Сейчас я уже закаленная мать: я проработала мамой школьников 18 лет подряд — с того дня, когда в школу пошла старшая, до того дня, когда ее окончил младший. Сейчас я бы уже не стала плакать, а пошла бы к директору с письменным заявлением о неэтичном поведении учителя. Но далеко не каждая мать способна сохранять самообладание в такой ситуации.

Как так получается, что родители начинают учить уроки с детьми?

Мама: В начальной школе мы попали к очень сильному учителю, и с первого класса на домашние задания уходило по четыре часа. Сына пугал большой объем заданий — полтора листа одних крючочков, потом плюсиков-минусиков… К тому же он левша и в начальной школе ломал рабочую руку — приходилось писать правой. Поэтому я с самого начала сидела с ним.

Сейчас, в пятом классе, я вижу результаты этого адского труда, когда родители выли в чатах. Нашу школу слили с другой, более сильной. И нашим детям проще, чем тем, у кого программа была легче. Так что я думаю — возможно, те объемы были правильными.

Психолог: Все начинается с огромной тревоги родителей: они боятся, что их ребенок будет успевать не так хорошо, как им хотелось бы. Таким образом родители себя успокаивают и ставят себе пятерки за то, что они все держат под контролем.

Педагог: Иногда родители спрашивают ребенка, все ли у него в порядке с уроками, и слышат, что где-то нужна помощь. Или не просто спрашивают, а сами хотят проверить домашнее задание — убедиться, что все выполнено правильно. А если мама не работает, то у нее может быть и желание, и возможность сопровождать процесс, чтобы всегда был шанс повлиять на ситуацию.

Вы постареете — как они жить-то будут?

Если в начальной школе ваш ребенок не справляется с программой (некоторые репетиторов нанимают уже в первом классе), если вам приходится подолгу сидеть с ребенком над уроками — проблема не в ребенке, а в школе, гимназии, лицее. Эти заведения работают исключительно на амбициях родителей и заботятся не о детях, а о собственном престиже и стоимости своих услуг. Сложнее — не значит лучше! Ребенок не должен переутомляться, пытаться догнать программу, составленную педагогами, которым непрерывно требуется помощь родителей, репетиторов, интернета и т.д.

В первом классе на подготовку домашнего задания должно уходить от 15 до 45 минут. Иначе вы все долго не выдержите.

Наказывать детей можно и иногда даже необходимо. Но нужно четко разделять ребенка и его поступок. Например, вы заранее договорились, что до вашего прихода с работы он сделает уроки, поест и уберет за собой. И вот вы приходите домой и видите картину: кастрюля с супом стоит нетронутая, учебники явно не открывались, на ковре бумажки какие-то валяются, а дите сидит носом в планшете.

Главное в этот момент не превращаться в фурию, не орать про то, что «у всех дети как дети», и про то, какой он бессовестный мучитель, безответственный урод и что из него вырастет ноль без палочки.

Без малейшей агрессии вы подходите к ребенку. Улыбаясь, обнимаете его и говорите: «Я тебя очень люблю, но планшета ты больше не получишь». Можно еще выдать телефон Nokia старого образца. Без всякого интернета.

А орать, оскорблять, обижаться и не разговаривать — вот этого не надо. Ребенок наказан отъемом гаджетов.

Не надо за детей проживать их жизнь, решать, что им делать и что нет, решать за них их проблемы, давить на них своими амбициями, ожиданиями, указаниями. Вы же постареете, как они сами жить-то будут?

Во всем мире учиться в университеты поступают только самые умные и самые богатые. Остальные идут работать, искать себя и зарабатывать на высшее образование. А у нас что?

Если ребенка постоянно опекают, он не знает, что такое нести ответственность за свои поступки, остается инфантильным и падким на любую возможность нарушить запрет.

Я против постоянного пристального контроля. Ребенок должен быть уверен, что в семье его любят, уважают, с ним считаются и ему доверяют. Вот в этом случае он не свяжется с «плохой компанией» и избежит многих соблазнов, перед которыми не могут устоять сверстники с напряженной ситуацией в семье.

Когда я работал в школе, то в День знаний говорил, что учиться надо хотя бы потому, что за работу головой платят во много раз больше, чем за физический труд. И что, выучившись, вы сможете работать и получать деньги за то, что сами любите делать.

Бардак в комнате подростка соответствует его внутреннему состоянию. Так внешне выражается хаос в его душевном мире. Хорошо еще, если он моется… Требовать «навести порядок» можно, только если вещи ребенка валяются за пределами его комнаты.

Воспитывать — не значит объяснять, как надо жить. Это не работает. Дети развиваются только по аналогии. Что можно, а что нельзя, как надо и как лучше не поступать, дети понимают не из слов родителей, а исключительно из их поступков. Проще говоря, если отец говорит, что пить вредно, а сам не просыхает — существует много шансов, что сын станет алкоголиком. Это самый яркий пример, но более тонкие вещи дети улавливают и перенимают не менее чутко.

Если ребенок пытается манипулировать взрослыми — у него просто невроз. И надо искать его причину. Здоровые люди не манипулируют — они решают свои проблемы, действуя прямолинейно.

Ребенок должен ощущать, что родители — это добрые, но сильные люди. Которые могут его защитить, могут ему в чем-то отказать, но всегда действуют в его интересах и, главное, очень его любят.

Учитель обижает ребенка

Дарья К., мама:

— Наша семья мало участвовала во внеклассной жизни. Мы не вовлечены в процесс подготовки к походу, не лезем в первые ряды при организации школьных спектаклей. У нас трое детей, я и муж работаем. 

В войне с учителем родители победят

Заметила, что это отражается на отношении классной руководительницы к моей дочери. Я молчала об этом, но дочь стала сама это замечать. Говорила, что учитель ее не любит, отвечает на вопросы резко, а другим на те же самые — мягко. Даша чувствительна, она долго про все это думает и пытается понять. Я объяснила ей, что если даже это и так, то она ходит в школу для того, чтобы учиться. 

Для себя я решила, что если все будет совсем плохо, поговорю с учителем. Дочери я посоветовала не цепляться за эти мелочи, спокойно получать знания. 

Другие родители тоже замечают предвзятость со стороны этой учительницы. Например, две семьи из класса вместе поехали на море и написали учительнице почти одинаковые сообщения о том, что не придут на 1 сентября. Одной семье учительница в ответ пожелала приятного отдыха, а другую семью отчитала за пропуск занятий. 

Екатерина Пастухова, семейный психолог:

— В такой ситуации важно находиться в диалоге с учителем. Не замалчивать и не держать в себе обиду, а четко, систематически и, главное, содержательно давать понять, что отношение преподавателя к вашему ребенку несправедливо

Учителя государственных школ — люди, работающие в довольно жесткой системе. У них есть определенные страхи и неконструктивные поведенческие модели, зачастую вызванные как раз этими страхами и невозможностью действовать в соответствии с собой, не нарушая требований вышестоящих сотрудников. Отсюда возникают любимчики — с ними просто и они «играют» по взаимовыгодным условиям.

Ваша сильная сторона — чувство справедливости.

Во-первых, вы — отражение силы для вашего ребенка. Всегда в присутствии ребенка необходимо отстаивать его интересы

Дочь должна видеть, что мама сильная и сможет заступиться за нее. Так вы покажете вашей дочери отличный пример того, как защищать себя самостоятельно.

Во-вторых, учителя боятся вопросов. Особенно публичных. Не бойтесь спрашивать учителя о том, что вам непонятно. Например, почему ответ одной семье так разнится с ответом другой семье в аналогичной ситуации. Чем это вызвано?

Если вы видите, что происходит занижение оценок дочери, спросите у педагога рекомендации, как можно совместными усилиями эту ситуацию разрешить. Если учитель не хочет идти с вами на контакт лично, такие вопросы можно задать в присутствии других людей. Например, после окончания уроков или на родительском собрании.

Если учитель не идет на диалог с вами, необходимо обратиться к директору учебного заведения. Это очень эффективный способ, помогающий донести свою позицию.

Ни в коем случае не нужно ждать, пока «станет совсем плохо». Это может травмировать ребенка и закрепить некорректную модель взаимодействия учителя с ним.

А взрослые сейчас вообще могут эффективно помогать своим детям? Ведь у них была совсем другая программа?

Мама: Пока я справляюсь с его программой, но подозреваю, что классе в седьмом мне будет тяжеловато. Правда, сейчас бывают задачки с такими текстами — я читаю и ничего не понимаю! «Найдите 5/8 числа, 5/12 которого равны 160». Я думаю: что на что мне делить, что на что мне умножать? Пока я думала, он уже сообразил. Все решается в два действия, но пока мой взрослый мозг до этого дойдет… Но Никита видит: я участвую, я с ним. А уж если мама ошиблась, это вообще восторг! Он великий математик — решил задачку быстрее матери.

Психолог: Если родитель хочет помочь ребенку получить хорошую оценку, он будет решать задачу не так, как учили его, а так, как требуют в школе. В любом случае нынешние 40–50 летние — то есть родители школьников — получили достаточно хорошее образование, чтобы прочитать современный учебник и понять, что хотят от ребенка.

Педагог: Смотря что считать эффективностью. Если папа, объясняя задачу, рассказал сыну о мире животных что-то, чего он не знал, это не поможет сегодня выполнить домашнее задание. Зато пригодится ребенку завтра.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Психология жизни
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector