Как справиться со страхом перед родами

«Идея о том, что мы можем все проконтролировать – иллюзия»

Вера Якупова. Фото: Павел Смертин

«Для начала поспешу мам успокоить: хотеть защищать своего ребенка – нормально! Это наша базовая потребность – защищать того, кто нам дорог.

А теперь давайте разбираться, от чего мы можем защитить ребенка, от чего – нет, и что со всем этим делать.

Сегодня наша репродуктивная жизнь изменилась: мы не рожаем много детей, это происходит позже и осмысленнее. Ценность материнства, ребенка при этом возрастает. Соответственно, мы больше внимания на это обращаем – как правильно, как лучше.

Есть расхожая шутка: сегодня быть родителем означает заботиться об образовании, строить с ребенком хорошие отношения, развивать у него эмпатию, водить на английский, приучать к спорту, и так далее и так далее. А что значило быть родителем 100 лет назад? Просто иногда кормить ребенка. Мне кажется, это отлично иллюстрирует все, что сейчас происходит.

Наше общество становится детоцентрично. И если без перегибов, то это, на мой взгляд, показатель ценности человеческой жизни. Никогда еще за все время человеческой истории жизнь, особенно детская, не ценилась так высоко, как сейчас. Интересно, кстати, что свою жизнь нам пока еще сложно ценить, а детскую мы уже научились оберегать.

Многие мамы, приходя ко мне на консультацию, говорят:  я-то ладно, но я не хочу, чтобы это передалось ребенку. То есть о себе позаботиться все еще трудно,  а о ребенке – проще. Когда отрабатывается какой-то навык, всегда проще сначала тренировать его на ком-то, и потом уже – на себе.

Так что бережное отношение к детям – это очень хороший «симптом» нашего общества. Это говорит о том, что в целом ценность человеческой жизни возрастает.

Но есть и обратная сторона медали. Да, сегодня мы обладаем достаточной информацией, мы многое знаем о рисках, опасностях и о способах их преодоления. Мы достаточно компетентны в том, чтобы обеспечить физическую безопасность: сейчас развита медицина, есть разные приспособления – заглушки на окна, автокресла, умные часы с GPS и так далее. Мы многое знаем о психологии, стараемся беречь ребенка от душевных травм.

Но при этом мы забываем о том, что человек не всемогущ. Таковы правила игры, так устроен наш мир: не все зависит от нас. Это реальность, и другой у нас нет.

И вот тут – интересный момент. Когда мы пытаемся все контролировать, отвечать за все и всех, нам кажется, что мы – супервзрослые, мы несем ответственность. Но на самом деле, это инфантильная позиция. Нам очень хочется полностью управлять миром, но это никому не дано.

Зрелость состоит как раз в принятии собственных ограничений.

Приписывать себе ответственность за все – тяжкий груз, это может серьезно невротизировать, провоцировать вину и тревогу. Часто это присуще как раз хорошим родителям – образованным, думающим, социально успешным. Это одна из сторон «синдрома отличника».

Мы привыкли еще с нашего советского детства слышать: старайся, и все будет хорошо. Но в реальности жизнь не дает никаких гарантий.

«Когда родился младший – меня накрыло»Алена Фурман, двое детей 3 и 13 лет:
«Когда родился старший сын, я была еще слишком молода и ни о чем не тревожилась. Мы легко пережили синяки и шишки, простуды, ветрянку. Даже то, что до трех лет мой мальчик почти не говорил, не слишком беспокоило – ведь потом-то все наладилось.
Но когда родился младший, меня накрыло. Я боюсь всего и почти постоянно. За прошедшие три года «скорую» малышу я вызывала 6 раз. Встаю ночью, чтобы послушать его дыхание. Сын обварил руку чаем – я купила годовой запас противоожоговых повязок – на всякий случай. Укусила уличная собака – теперь мы обходим всех, даже самых маленьких и самых домашних.
Мы привинтили к стене всю мебель, поставили заглушки на окна, убрали острые предметы и бытовую химию. Но проблема в том, что мой младший сын – товарищ с шилом, поэтому он все равно умудряется создать проблему из ничего.Однажды во сне до крови расковырял себе ухо – это было похоже на фильм о войне. Потом – забаррикадировался в ванной, пришлось вызывать МЧС и ломать дверь.  В какой-то момент я сказала себе: «Защитить его от всех опасностей не получится».
Правда, в смысле тревожности это никак не помогло – я все равно беспокоюсь. Заодно стала беспокоиться и за старшего.  Его это страшно раздражает, а я все равно беспокоюсь. Духовник сказал мне, что нужно доверять Богу, но и это получается у меня пока что плохо…»

Не будьте мамой в упряжке

Осознание того, что бывает по-другому — серьезный шаг на пути перемен. Второй шаг — примирение с мыслью, что вы не обязаны за ребенка нести этот груз. Помогать — да, но точно не везти весь воз. Почему ко мне на консультации попадают родители детей из хороших гимназий? Да потому, что в средней школе эта «тележка», которую тянули мама и папа, неизбежно достигла тупика.

Дело в том, что в средней школе ребенок перестает быть сильно послушен родителям. Он начинает сопротивляться и отталкивать родителей, при этом не справляясь с трудностями самостоятельно, что неизбежно приводит к накоплению проблем. Либо превращается в пассивное создание, которое ничего не хочет, кроме как смотреть мультики и играть в компьютерные игры. Остальное у такого ребенка вызывает самые разные формы агрессии. В этот момент детей и приводят к психологам. И если ребенок попадает к психологу в средней, а не в старшей школе, это значит, что вам повезло.

Выходов несколько.

Зато это причина остановиться и подумать: а почему школа превращается в мою личную обязанность? Как создать условия, в которых у ребенка повысится мотивация и появится интерес к учебе?

Наконец, третье: перестаньте бороться с ребенком за его школьную успеваемость. Найдите в себе силы трезво взглянуть на ситуацию: чего именно ему не хватает и как ему помочь? Как показывает практика, разобраться и найти решение — куда более сложная и творческая задача, чем ежедневно делать за ребенка уроки и следить за расписанием, зато она приносит замечательные плоды.

Смиритесь с реальностью и ставьте цель

Один из способов профилактики страхов — признание реальности, то есть честный взгляд на ребенка, его способности и перспективы. Осознание того, что какие-то наши фантазии не сбылись, позволит впоследствии ставить перед ребенком реалистичные цели.

Например, расскажите ребенку о том, что для вас важно. Если он не отличник и далек от того, чтобы им быть, бесполезно последние дни перед школой тратить на объяснения, как вам важно, чтобы он был отличником

Спуститесь с неба на землю, поставьте реалистичные задачи.

Например, научиться ориентироваться в расписании, записывать домашнее задание и конспектировать лекции, а не иметь по истории чистую и пустую тетрадь. Для кого-то из детей это будет серьезным прорывом. Но какие бы задачи вы ни ставили, пусть они будут ощутимыми и понятными. Поймите, жизнь родителя не должна походить на мероприятие по эвакуации бегемота из болота.

В норме ребенку должно хотеться идти в школу уже сейчас. Но если вы понимаете, что для него школа — это мука, она вызывает ужас и дискомфорт, стоит задуматься и, возможно, поменять школу. Если ребенок и так не любит школу, а дома родители устраивают ему маленький домашний адок по поводу невыполненных заданий, то, отследив за собой такие вещи, стоит изменить себя.

Может, ему нужно дополнительно позаниматься с педагогом, потому что он давно упустил какой-то предмет и сам не верит, что может с ним справиться, а может, ему, наоборот, нужно меньше уроков, больше спорта, чтобы он лучше себя чувствовал и были силы учиться.

Фото: special.lenobl.ru

Может быть, у него объективные проблемы с памятью, и нужны занятия с дефектологом. Бывает так, что у ребенка сложился стереотип «за школу меня только ругают». В этом случае придуманная вами игра с бонусами за школьные победы оживит и наладит жизнь вашего ребенка.

Не бойтесь творчески проявлять себя, потому что именно благодаря этому вашему ребенку станет учиться приятно и весело.

Останавливайте в себе потребителя

Впрочем, страхи могут быть чисто потребительскими. Они состоят не столько в волнениях за будущие перспективы, сколько в желании успеть везде, где успели соседки. Мало этого, так еще и многие из наших «советских привычек» остались при нас. Например, стоять в очередях или доставать что-то. А в голове бедных родителей эти привычки вообще слились в причудливый компот из светского гламура, замешенного на культуре потребления.

Сюда можно отнести и истеричную попытку закупаться перед школой. Редко кто не относится к этому, как к стихийному бедствию. Ну что там требуется? Форма, пара обуви, три тетрадки и карандаш.

С другой стороны, в эту же копилку мы кладем абонементы в консерваторию, в Пушкинский, планетарий и зоопарк, курс робототехники, бассейн с танцами и музыкальную школу с фигурным катанием. Профилактикой этой проблемы может быть лишь умение в тишине задать себе вопросы: зачем я это делаю и кому это нужно?

Можно исследовать, если хочется, жизнь великих людей. Но, уверяю, никакие нобелевские лауреаты не становились великими писателями или учеными благодаря тому, что их родители доставали абонемент в самые лучшие места в городе. Увы, эти потребительские амбиции никакого отношения к нашим детям не имеют. Все это «доставание» совершается не для них и даже не ради них.

А вот о том, почему эта сфера жизни приносит огорчения, поговорить стоит.

Откажитесь от участия в проектах

Однажды я увидела группу мам, которые проводили детей в школу и, выйдя из здания гимназии, громко хохотали. Когда я спросила их о причинах такого безудержного веселья, в ответ услышала: «Мы сдали проект!» И это был самый наглядный пример дисфункционального взаимодействия трио «школа-родитель-ребенок».

Сегодня гимназии хотят повышать уровень образования, потому что им тревожно отстать от времени и не быть прекрасными гимназиями. Но при этом они перекладывают на родителей очень сложный вид обязанностей очень простым способом.

Я долгое время работала в бизнесе, поэтому со всей ответственностью могу заявить, что проектная деятельность — это менеджерская компетенция, а проектное управление — это очень сложный вид деятельности, которым хорошо обладают только руководители информационных систем с прозападным образованием.

Однако слово «проект» механически перенесено в нашу жизнь и в нашу школу. Руководство понимает, что это «какая-то штука», которая должна призывать ребенка к самостоятельному поиску и обработке информации и которая востребована в будущем мире и в будущей жизни ребенка. Все поняли, что проектное взаимодействие — нужный навык, а вот то, что обучение этому навыку — дело сложное, увы, не поняли.

Фото: 44030.kz

Большинство школ не может справиться с проектной деятельностью, потому что учителя, которые там работают, не имеют нужной компетенции. На деле это выливается в то, что родители идут и заказывают поделки в цветочных лавках. Или мамы и папы, кандидаты наук, вечером, а то и ночью, мастерят удивительные физические приборы, для того чтобы ребенок утром поразил своим проектом товарищей. В итоге имеем соревнование амбициозных родителей, которое к успеху ребенка не имеет никакого отношения, кроме обратно пропорционального.

Подумайте сами, что усваивает ребенок из всего этого мероприятия? Только то, что школьные проблемы на самом деле не его и отношения к нему не имеют.

Проектная деятельность в идеале должна вести к воспитанию в ребенке самостоятельности, в умении открыть для себя что-то новое. Но из-под ребенка выдернули и этот стул. Любопытно, что раньше самостоятельную работу никто не называл проектной деятельностью, зато ребенок сам шел в библиотеку, сам находил книги и нужную информацию и подготавливал доклад. То есть хотя бы механически делал все сам. Это куда больше походило на проект, чем то, что мы имеем в большинстве случаев теперь.

Помогайте с методологией, подскажите, как и где искать информацию, научите разбивать задачу на этапы, поддерживайте ребенка, обсуждайте его победы и неудачи, но только не делайте проект за него. Это и есть умная помощь.

Выбирайтесь из порочного круга

Прислушайтесь к своим страхам. Это главная рекомендация. Но прислушаться — не значит усилить напряжение и завести дополнительную группу в вотсапе для консультации по отдельным предметам.

Если у вашего ребенка что-то не получается, а очень может быть, что в кругу порочного взаимодействия сил вкладывается все больше, но всем участникам при этом только хуже, то это — прекрасный критерий школьного неблагополучия и дезадаптации.

Если вы ловите себя на том, что вы включены в такой круг, то либо найдите в себе силы и выбирайтесь самостоятельно, либо бегите к специалистам. Начать можно со школьного психолога, возможно он порекомендует каких-то дополнительных специалистов.

Если на первое нет сил, а на второе — времени, то обращайтесь за помощью к опытным друзьям, у которых эта сфера жизни налажена, и они готовы поделиться опытом. Поверьте, есть семьи, в которых все по-другому.

Как бороться с детскими страхами

Главное — отнестись к страху ребенка серьезно. Не стоит смеяться над ним, укорять («как тебе не стыдно, ты уже большой»), это может только усилить страх и подорвет доверие к вам. Не говорите: «Ты только не бойся». Это звучит, скорее, как приглашение к страхам, чем как их отрицание, и не дает способа справиться со своим состоянием. Помните, что для вас домовой в шкафу – это детская фантазия, для ребенка же он вполне реален и потому опасен. Убеждать, что его нет, бесполезно, лучше помочь бороться со страхом.

Если ребенок уже достаточно взрослый, обсудите с ним саму реакцию страха. Расскажите, что страх есть у всех, и храбрость состоит не в том, чтобы его не испытывать, а в том, чтобы уметь его преодолевать. Особенно это актуально для мальчиков, так как они часто начинают испытывать стыд за свой страх, что может привести к отрицанию страха и различным невротическим проявлениям.

Постарайтесь исключить ситуации, провоцирующие страх: душное помещение, страшные фильмы перед сном, тесная одежда.

Проанализируйте свое поведение. Практика показывает, что очень часто страхи появляются у излишне опекаемых детей. Когда ребенка чересчур опекают, он начинает чувствовать себя маленьким и слабым. Мир представляется ему грозным и враждебным. Иначе с чего бы взрослым оберегать каждый его шаг? Мира такой ребенок практически не знает, так как родители всеми силами ограждают его от этого знания: это лучше не видеть, это опасно, ужасно, ты можешь напугаться, это лучше не слышать, не услышишь ничего хорошего, говорить нужно как можно меньше, а то скажешь что-то не то, тебя обидят. Чтобы с тобой ничего ни случилось, мы будем постоянно рядом, все сделаем за тебя, посмотрим, чтоб ты не ходил, куда не надо, не делал того, что не надо и т.д. Незнание мира пугает ребенка, место знаний занимают фантазии, неизвестное страшнее вдвойне. Как правило, такие опекающие родители сами тревожны, так страхи «передаются по наследству».

Не поддавайтесь внешнему давлению

Причина истерии вокруг школы связана еще и с тем, что родителям банально тревожно за будущее детей. Очень часто бурной деятельностью мы пытаемся затушить собственную внутреннюю тревогу.

Но и здесь страх за будущее может быть разным. Например, все родители дошкольников понимают, что перед школой ничему учить детей особенно не надо. Им нужно дать возможность просто играть. Все это поняли, но страхи, что чадо не поступит в школу, так сильны, давление окружения так велико, сил справляться с этим давлением так мало, что вопреки здравому смыслу родители идут и записывают свое дитятко в три года на курсы английского языка и даже на подготовку к школе.

Будьте рядом, спрятав руки за спину

Если вы решите, что помогать с уроками больше не будете, для вас это будет очевидным плюсом. А вот для ребенка все-таки минусом. Поэтому не стоит молча уходить в тень. В первые дни школы имеет смысл обсудить с ребенком список школьных проблем, а главное — механизм их решения.

Поставьте общие задачи на год, перечислите сферы, в которых вы будете поддерживать ребенка, а где вас можно будет использовать в качестве инструмента помощи, где вы, наконец, будете внимательным наблюдателем, спрятавшим руки за спину.

Конечно же «хочу, чтобы ты был отличником» — это не задача. Задачей может быть то, что имеет отношение к формированию школьных навыков и способности учиться. Школа — это вообще место и время, в которое в ребенке формируется, а потом взращивается способность учиться и быть самостоятельным.

Прислушайтесь к себе. Чего вы боитесь?

Переживания от того, что праздник закончился, а расходиться не хочется — это все-таки не страх, а разочарование. Но существует немало действительно сильных чувств, с которыми стоит разобраться

Важно понимать, что страх — это свидетельство того, что с моей жизнью что-то не так или что-то не так с ситуацией, в которой я оказался

Постарайтесь прислушаться к себе. Не исключено, что проблема лежит на поверхности, просто вы боялись в ней признаться.

Но даже если ваша проблема сложная и комплексная, всегда можно прибегнуть к взгляду со стороны. Психологи, дефектологи, логопеды, нейропсихологи, социальные педагоги — специалистов достаточно. Главное не замыкаться на своих проблемах и не бояться обратиться за адекватной помощью.

Не выплескивайте ребенка вместе с водой

Назвать страх — полдела

Важно понять его причину. Частая причина родительских страхов — тревога за будущее

Эта тревога сама по себе небезосновательна. В том смысле, что жизнь наших детей действительно будет сложнее, чем наша собственная.

Далеко ходить за примерами не надо, достаточно посмотреть на количество бюджетных мест в вузах, число которых сократилось до минимума, сопоставить «как было» и «как стало», обратить внимание на растущую автоматизацию всех сфер жизни. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять перспективу: уже завтра работы будет меньше, а конкуренция в разы выше

Наши тревоги и опасения понятны, а вот то, что мы с ними делаем, часто иррационально и нелогично.

Заботливые папы и мамы не замечают, как быстро и активно они начинают управлять жизнью ребенка, как сильно в ней участвуют, чтобы их отпрыск уж точно состоялся. Увы, в процессе гонки образования родители выплескивают ребенка из таза вместе с водой.

Страх будущего и психология предчувствия

Каждое жизненно важное решение давалось с огромным трудом – любая новая мысль, не успевая появиться, тут же опутывалась паутиной плохих предчувствий. Воображение подбрасывало неприятные и страшные картины возможного развития событий

Мучаясь страхом принимать решения, я одновременно замечал, что у многих окружающих не существует такой проблемы. Я думал, что со мной что-то не так. Тогда еще я не знал, что люди отличаются друг от друга по свойствам, что ввиду различий в бессознательных желаниях мы по-разному реагируем на давление окружающей среды. Я думал, что для избавления от страха, я должен приобрести похожие привычки и поведение, как у тех, кто в моих глазах казался образцом смелости и уверенности.

А это означало – двигаться навстречу своему страху, смотреть врагу в лицо и бросаться грудью на амбразуру. Подобный способ избавления от страха будущего, как правило, приводит к еще более тяжелым переживаниям от столкновения с пугающей ситуацией. В моем случае, однако, таким образом удалось осознать, что часть моих страхов действительно надуманные. Однако, это не решило проблему в корне: принимать важные решения было все так же тяжело, будущее навевало тревогу. А самое главное – это то, что от жизни в настоящем не было совершенно никакого удовольствия.

Найти способ навсегда избавиться от страха в классической психологии тоже не удалось. Различные тесты в лучшем случае давали лишь описание проблемы. Аффирмации, позитивное мышление и прочие трюки с подсознанием временно снимали страхи, однако через короткий промежуток времени плохие состояния возвращались вновь.

Праздник закончился — не стоит расстраиваться

Возможно, часть негативных чувств связана даже не со страхами, а с детским разочарованием, что праздники заканчиваются. Только наступило лето, свобода от обязанностей и волнений, и вот опять круговерть жесткого расписания, уроков и дополнительных занятий.

В этом случае ваше чувство по-человечески понятно и нормально. Чтобы справиться с ним, можно, во-первых, утешить себя тем, что без будней не бывает праздников. Рождественские каникулы, как и летние, тем и хороши, что настанут вновь. Во-вторых, пересмотреть расписание — как свое, так и детей. Может быть, даже от чего-то отказаться, зато оставить место кусочку «внутреннего» лета.

Страх за ребенка

Мысли о том, что что-то может произойти с моим ребенком, преследовали меня еще до родов. С рождением это не только не прошло, а усилилось. В голову лезло все подряд:

  • захлебнется, когда будет срыгивать во сне
  • голова застрянет в прутьях кроватки.

Дальше — больше. Поползет и засунет пальцы в розетку, прищемит пальцы дверцей шкафа. И так далее и тому подобное.

Решение

С ребенком ничего не случится, если вы изначально отнесетесь с полной серьезностью ко всем предметам детской безопасности. Я купила специальный валик, который подкладывают малышу под спину, чтобы во сне кроха не перевернулся и не подавился слюной, отрыжкой.

Находясь в любом уголке квартиры, я всегда слышала, чем занята моя дочь: спала ли она в коляске на балконе, играла ли в манеже.

Как избавиться от страха?

К сожалению, самостоятельно это сделать практически невозможно. Не помогут призывы взять себя в руки, и уж тем более не стоит пытаться лечиться методом от обратного — рожать детей назло своему страху. Ничего хорошего из этого не выйдет.

В первую очередь нужно не бояться признать у себя наличие такой проблемы. Поэтому честно ответьте себе на вопросы, вызывают ли у вас удовольствие, одобрение снимки розовощеких карапузов или вам неприятно созерцать их? Хотите ли вы детей? Вызывают ли у вас гнев и раздражение дети соседей, коллег, знакомых?

И не так важно, что именно вы ответите, важно, как вы при этом будете себя ощущать. Дискомфорт, когда вы размышляете на тему детей, тревога и беспокойство — первые «звоночки», которые должны заставить вас отбросить ложный стыд и отправиться на прием к психотерапевту

Именно это специалист может, умеет и должен помочь. В первую очередь он поможет найти причины страха, даже если они происходят родом из раннего детства, события которого уже частично стерлись из памяти. Метод когнитивно-поведенческой психотерапии поможет изменить установки, связывающие образ детей с опасностью, на позитивные, и человек начнет иначе воспринимать детей в целом. Для лечения могут использоваться гипнотерапия и НЛП.

Необходимость в лекарственных средствах появляется только при тяжелых формах, а мы выяснили, что они единичны и скорее являются исключением. В этом случае снизить тревогу помогают транквилизаторы, антидепрессанты, но и в тяжелых случаях основная надежда возлагается на психотерапевтические занятия.

Одновременно с курсом лечения рекомендуется заниматься дыхательной гимнастикой, медитировать. По мере изменения установок с разрешения доктора нужно начинать постепенно общаться с детьми — с малышами своих знакомых, родственников, друзей, общаться с их родителями, не стесняться спрашивать и задавать вопросы. Молодые мамы и папы с удовольствием поделятся опытом и убедят, что дети — это счастье, хоть порой и довольно трудное.

Потратьте силы на отладку механизма

У меня есть приятельница, многодетная мама. Накануне 1 сентября на своей страничке в фейсбуке она сделала запись, в которой привела простой математический расчет. Оказалось, что в этом году она собирает детей в школу в 15-й раз. Ее старшая дочь уже замужем, а младший сын — еще дошкольник, и это значит, что школьные годы, точнее, сбор детей в школу, будут происходить в течение ровно тридцати лет ее жизни. Мало того, выходит, что подруга сейчас на экваторе, в середине срока.

Из этого короткого сообщения в фейсбуке напрашивается важный вывод. Выходит, что школьные годы, связанные с нашими детьми, всегда занимают значительно больше времени, чем наш собственный срок пребывания в школе. Если у тебя больше, чем один ребенок, в школу ты «ходишь» больше, чем десять лет.

Вы только представьте — не половина, но значительный отрезок нашей жизни, оказывается, посвящен школе. А что может быть хуже, чем десятилетиями испытывать дискомфорт?

Заметьте, поход в школу — далеко не поход в ЖЭК, который можно перетерпеть, потому что это случается редко. Школа — это неизбежно, каждый день, за исключением каникул, для многих это еще и на тридцать лет.

Период хождения ребенка в школу настолько значителен во временном отношении, а сама школа настолько важная сфера жизни, что терпеть и закрывать глаза, в надежде, что само рассосется, довольно глупо. Лучше потратить силы на налаживание этой сферы.

Фото: strana-sovetov.com

«Всегда есть переменная Х, которая от меня не зависит»

Фото с сайта theswaddle.com

В самом страхе нет ничего плохого, пока он работает так, как задумано природой. В контроле тоже, если он не гипертрофированный.

У каждой нашей эмоции есть своя роль. Тревога, страх имеют защитную функцию, они предупреждают нас об опасности. Нормально их чувствовать и потом предпринять какие-то меры, чтобы защитить себя.

Здоровый механизм – бояться высоты и отходить подальше от края бездны.

Но когда это перестает быть защитой, а становится чем-то мешающим, останавливающим, если это ухудшает качество жизни, не дает заниматься делами – есть повод обратиться к специалисту.

Но если тревога или страхи становятся навязчивыми, крутятся в голове безостановочно, невозможно уснуть, не можешь отпустить ребенка от себя надолго – словом, когда они мешает жить, это ненормально. Иногда это может говорить о депрессии.

Нельзя «прятать» от себя свои тревоги и страхи. Когда мы придумываем для себя и своих детей инструкции на все случаи жизни, пытаемся все предусмотреть и предугадать, мы как раз прячем свои настоящие эмоции в дальний ящик.

Продуктивнее с ними открыто взаимодействовать. Говорить себе: да, это нормально испытывать беспокойство за своего ребенка. Да, временами я чувствую себя беспомощной, но это тоже естественно.

Полезно нарисовать в виде круговой диаграммы, что зависит от меня, а что – не зависит. Нужно сосредоточиться на том, что ты можешь сделать. Я свою программу, свою зону ответственности выполняю, а остальное – как Бог даст. Я просто помню, что всегда есть некая переменная икс, которая от меня не зависит.

«Я так и знала»

Фото с сайта dailymail.co.uk

Случается, мама попадает в замкнутый круг тревог: она словно ждет очередного происшествия, и, когда это происходит, победно говорит: «Я так и знала».

Кажется, и ребенок готов откликаться на ее ожидания – словно бы намерено подкидывает самые разные поводы для беспокойства. Что тут можно сделать?

Если тревожность ситуативная – в ответ на какое-то происшествие, которое было у мамы или в ее ближайшем окружении, ребенок тут не при чем, это маме нужно поработать с психологом.

Например, мама ребенка-аллергика видела однажды у него сильный приступ, и теперь пытается обезопасить ребенка всеми возможными способами. Психолог поможет понять, что стоит за этими страхами.

Если тревожность — черта характера, все сложнее. Да, рано или поздно что-то обязательно случится, но относиться к этому можно по-разному. Кто-то скажет: бывает, а кто-то воспримет происшедшее как доказательство своей правоты: «я же говорила, я знала!» И тогда тревожность оказывается маме «нужна», и она не будет с ней бороться.

О чем стоит помнить? Наша тревога может останавливать инициативу ребенка. Если везде опасность, он это подхватывает и сам начинает бояться, не проявляет инициативу.

Поэтому, если даже маленькое происшествие с малышом усиливает у мамы чувство вины, беспокойство, это повод для работы с психологом.

Для тех, кто пока не может этого сделать, есть sos-методика, которую придумал венский психолог Виктор Франкл, работавший с навязчивыми состояниями.

Франкл предлагал доводить свои страхи и тревоги до абсурда, не избегать, а, напротив, максимально погружаться в них. В какой-то момент случится перелом, и напряжение снизится.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Психология жизни
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector