Кто ты? униженный или унижающий?

Как нужно помогать людям, а как нет

Главный принцип оказания помощи: не навреди. Вероятно, вы сможете припомнить ситуации, когда хотел как лучше, а получилось…

Например, многие родители стараются помочь детям с учебой. Вот только не всегда удается делать это во благо. Полностью сделать за ребенка уроки или какой-то школьный проект, потому что он устает, не успевает, — это не помощь. Наоборот, это вредит его развитию, мешает принимать ответственность и учиться распределять время и силы. Только знания, полученные самостоятельно или с деликатной, направляющей помощью, усвоятся и отложатся наверняка.

Или когда дело касается родительской помощи повзрослевшим детям из богатых семей. Преподнести ребенку все готовым на блюде или дать ему возможность проявлять себя и добиваться всего самостоятельно, оказывая поддержку и помогая советом, — что принесет ему больше пользы?

Или ситуация в паре. Муж сидит дома, не ищет работу, пьет и страдает от своих неудач. Жена, жалея его, крутится как белка в колесе, обеспечивает его. Только так она ему не сможет помочь. Поддерживать друг друга в тяжелых ситуациях необходимо. Но, лишая человека ответственности за его жизнь, мы крадем у него возможность справляться с такими ситуациями.

Помните изречение: «Дай голодному рыбу — он будет сыт один день, дай ему удочку — он будет сыт всю жизнь»? Не нужно решать за человека его проблемы, нужно помогать ему находить пути решения.

Не нужно помогать людям, предпринимая действия, в которых вы некомпетентны. Если вы не медик, вы же не станете оперировать человека, получившего ранение, а повезете его в больницу. Помогайте тем, чем действительно можете помочь. Пусть не действием, а словом поддержки и утешения, или умением выслушать, или тем, что просто будете рядом.

Оказываемая помощь должна быть приемлемой для объекта помощи. Бывают ситуации, когда людей обижает, оскорбляет, расстраивает, если им пытаются помочь. Иногда люди просто не умеют принимать помощь от других. А иногда люди не умеют ее оказывать. Помните, что не всякий готов принять милостыню. Помощь из жалости идет сверху вниз, демонстрируя некое превосходство над тем, кому оказывается. Помощь должна быть на основе сочувствия, соучастия, сопереживания — на одном уровне, сообща.

Далее поговорим о таком явлении, как волонтерство.

Так почему же нам делают одолжение?

В жизни бывают самые разные ситуации. Например, иногда нам заведомо известно, что сделанное одолжение не является безвозмездным и ни к чему не обязывающим. Например, когда речь идёт о политиках, каждое слово и движение которых – своего рода шахматная игра. Или такой формат отношений подразумевается на работе. Например, если вы прикрываете коллегу, который опоздал или накосячил, то вправе ожидать, что он поступит точно так же, когда вам понадобится его помощь.

В обоих случаях ожидания «расплаты» являются абсолютно нормальными и логичными. Ведь всё прозрачно с самого начала и носит практичный характер: вы не являетесь друзьями или членами семьи, ваши отношения носят исключительно практический характер и выгодны для всех.

Ваш деловой партнёр или коллега может оказать услугу, но для обеих сторон очевидно, что за этим стоят собственные интересы. Никакой ловушки. Никакого обмана и манипуляции.

Следует сказать, что это не отменяет ситуаций, когда человек делает одолжение незнакомцу. Да, он может помочь кому-то, и это прекрасно его характеризует, но в данном случае – поступает так, исходя из своих принципов либо по велению души.

Однако, когда речь идёт о более близких отношениях – с нашими любимыми, родными, друзьями, приятелями, то одолжение и помощь подразумеваются абсолютно «бесплатными». Помогают и делают одолжение исключительно потому, что искренне хотят это сделать, а не рассчитывая на какие-то «дивиденды» в будущем. Вы помогаете, потому что можете это сделать. Вы помогаете, потому что вам самим от этого хорошо и тепло на душе.

Если же вы совершенно иначе воспринимаете эту помощь – сразу же предупредите, что на самом деле – это обмен, и вы рассчитываете на благодарность или благосклонность в ответ.

Кому и что мы должны

По вопросу обязательств перед обществом и взаимопомощи мы встречаем два противоположных по смыслу мнения. Часть людей стараются жить по принципу «никто никому ничего не должен». Другие, напротив, ратуют за то, что помогать окружающим — естественная потребность человека и необходимость для полноценного развития социума. Почему два абсолютно разных подхода присутствуют в нашей жизни?

Мы живем в эпоху максимального индивидуализма, потребления и стремления к материальным ценностям. Это ни хорошо, ни плохо — это факт. Закономерный этап развития общества. Следующий будет в корне иным, но всему свое время.

Сейчас наиболее востребованные качества в обществе — это конкурентоспособность, умение зарабатывать и брать ответственность на себя. Ценности, созвучные западному менталитету. Насколько сам потрудился — настолько и получил вознаграждение. Никто за тебя ничего не сделает. Это верный подход, но порой он ошибочно расширяется и на обязательства человека перед обществом. Зачем помогать другим, если каждый сам за себя?

Бывает, что на мысль, зачем помогать людям, наводит отрицательный опыт

Для некоторых людей очень важно внутреннее ощущение справедливости, равенства. Если я сделал добро человеку — мне должны отплатить той же монетой

По честности. А если помогаешь, а в ответ никакой благодарности? Или вообще обманывают, предают, делают гадости, используют? Ну и во имя чего стараться?

Идеология, при которой ты никому ничего не должен, пропагандируется отовсюду. Мы слышим подобные утверждения от нашего окружения, от медийных персон, даже от психологов. Жить для себя, думать в первую очередь о себе, любить и уважать себя — это социальные установки современного общества.

Однако тому же обществу не чужды культурные ценности. Человеческая жизнь — наивысшая из них. Все мы слышали о звездах шоу-бизнеса и других знаменитостях, которые организуют благотворительные фонды, делают разнообразные пожертвования, становятся послами доброй воли и прочее. Видимо, для них не стоит вопрос, зачем нужно помогать людям. Для них помощь другим преисполнена смысла.

Кстати, среди ценностей русского менталитета всегда значились готовность помочь, не оставить в беде, забота о тех, кто слабее, милосердие и справедливость. Это желание помогать другим живет в нас и теперь.

Я сам по себе или я часть общества?

Основная цель культурной надстройки общества — сохранение человеческой жизни. Волонтерская деятельность, социальные работы, взаимопомощь способствуют сохранению человеческого вида. Человек — это не отдельно существующая, независимая единица, а часть общества. Сам по себе человек не способен развиться и выжить. Мы зависим от социума, от явлений, происходящих в нем.

В других мы видим себя. Что это значит? В старшем поколении мы видим свое возможное будущее, перспективы для нас и наших детей, когда они вырастут. И если мы наблюдаем обездоленных стариков, мы утрачиваем чувство защищенности.

Базовое ощущение, необходимое каждому человеку и обществу в целом для развития и эффективной деятельности, — это защищенность и безопасность. В противном случае все мысли и стремления будут направлены только на сохранение себя. Что значительно понижает возможность человека полноценно реализоваться в обществе.

Когда мы видим, что о стариках заботятся, то получаем бессознательную уверенность, что и о нас позаботятся. Когда видим, что детям-сиротам или детям из неблагополучных семей создаются условия для развития, то понимаем, что, повзрослев, они смогут вести страну в будущее. Когда видим, что инвалидам, больным, слабым оказывается помощь, то верим, что, окажись мы сами или наши близкие в трудной ситуации, — нас не оставят на произвол судьбы.

Мы чувствуем себя более защищенными. Это часто неосознаваемо, но всегда влияет на общество в целом и на качество жизни каждого отдельного человека.

Помочь, а потом разбираться в себе

Нужно помнить, что участливость – не человекоугодие, и не способ удовлетворить тщеславие; отличить одно от другого можно прежде всего по намерению, которое кроется в нашем сердце. Ради чего мы делаем то или иное дело? Должно войти в привычку себе этот вопрос задавать.

Иногда человек спрашивает: «А что если я вижу там на первом месте самолюбование? Нужно от этого дела отказаться?». Нет, дело все равно нужно сделать, и я объясню, почему. Потому что есть другой человек, есть его нужда, есть какая-то его скорбь, и ему, по большому счету, нет дела до того, в силу чего мы собираемся ему помочь.

Это наше внутреннее переживание – тщеславие, самолюбование или что-то другое. Это наши проблемы. Поэтому, если возникает такая ситуация и мы со своими чувствами разобраться не можем, надо отложить это разбирательство, помочь человеку, а потом уже каяться, что в том или ином поступке присутствовало тщеславие или что-то еще.

Если мы уже имеем некоторый опыт в духовной жизни, можно попытаться пойти путем исправления уже в своем намерении, сразу. Вот возник перед нами человек, возникла его нужда, появилось желание помочь, поняли мы, что на первом месте здесь какое-то желание угождения своему тщеславию. Тщеславие в сторону, дело – необходимость, мы его делаем. Такой навык у человека в свое время, с приобретением духовного опыта вырабатывается.

И второй вопрос, который нужно обязательно себе задавать: «Кому я хочу своими действиями угодить: человеку или Богу?». Или хотя бы так: «Угодно ли Богу то, что я делаю, или не угодно?». Если этот вопрос возникает как бы сам собой, это значит, что некий настрой на богоугождение в нас уже присутствует. И наша совесть зачастую подсказывает нам, действительно ли угодно Богу это дело или нет.

Когда мы задаемся таким вопросом, очень важно иметь в себе некий залог послушания Богу: ведь Господь может не дать нам сделать то дело, которое мы хотим (даже, казалось бы, очень хорошее), может ему воспрепятствовать. Если человек готов отступить от своего намерения, если Господь ему покажет, что оно неверно, то Господь, как правило, показывает, каким-то явным образом дает ответ

Мы в чем-то запутываемся, мы чего-то не понимаем тогда, когда у нас нет готовности волю Божию принять и исполнить

Если человек готов отступить от своего намерения, если Господь ему покажет, что оно неверно, то Господь, как правило, показывает, каким-то явным образом дает ответ. Мы в чем-то запутываемся, мы чего-то не понимаем тогда, когда у нас нет готовности волю Божию принять и исполнить.

Когда эта готовность есть, человек ее так или иначе практически всегда узнаёт. И это, на самом деле, не какая-то тайна, не какой-то секрет. Это истина и реальность.

Подготовила Елена Сапаева

Если вы не знаете – спросите

Давайте вернемся к нашему примеру о матери, которая всегда поздно привозит ребенка в школу. Возможно, у нее жестокий муж, или она страдает от депрессии, или у нее недавно скончался кто-то из родных. Но нам не нравятся подобные объяснения, поскольку требуют понимания, пытающегося пробиться сквозь двери нашего сознания.

Мы ничего не знаем о жизни других, у нас есть свои проблемы. Быть может, это и есть причина того, почему мы чувствуем себя увереннее, находя чужие слабости.

Если кто-то, по вашему мнению, повел себя настолько неправильно, что вы указываете на него пальцем, то почему бы не спросить у этого человека о причинах столько неподобающего поведения? Будь вы на его месте, наверняка хотелось бы, чтобы вас сначала спросили, а не осуждали. Что было бы с миром, если бы все только осуждали друг друга, не выказывая сострадания и заботы?

Быть может разговор и несколько вопросов положат начало крепкой дружбе или окажут кому-то помощь. Поменяй вас местами, и вам хотелось бы того же – чтобы кто-то с вами поговорил, а не осуждал, находясь на безопасном расстоянии.

Но мы боимся подойти и спросить, ведь для этого сначала нужно избавиться от своих суждений и перечеркнуть все те истории, что мы придумали себе о конкретном человеке.

Осуждение другого человека определяет не его, а вас самих.

Непопулярная добродетель

Добродетель участливости не значится в числе основных христианских добродетелей, однако она является проявлением самой главной христианской добродетели – любви.

Игумен Нектарий Морозов

Невозможно любить людей и при этом не участвовать в их жизни, оставаться равнодушным к тому, что с ними происходит. Быть может, именно сейчас им нужна наша помощь, нужно как раз то, что именуется участием.

Между тем нередко бывает так, что человек, считающий себя ревностным христианином, замыкается в своей церковной жизни на тех делах благочестия, которые он сам считает единственно необходимыми для спасения.

Он регулярно ходит в храм, исповедуется и причащается, совершает дома вечернее и утреннее молитвенные правила, читает святых отцов, но при этом совершенно отстраняется, отдаляется от тех людей, которые окружают его в повседневной жизни. Этому есть вроде бы благовидное и даже естественное объяснение – окружающие люди иного, не христианского духа.

Действительно, не редкость, что человек начинает жить церковной жизнью, а люди, которые составляют его круг общения, по-прежнему остаются нецерковными. У них становятся разными интересы, а затем и представления о жизни, и в этом достаточно легко найти для себя оправдание тому, чтобы от этих людей отстраниться.

Человек отдаляется и от них, и от тех забот, которыми они живут, и от того, что с ними случается, но каких-то других людей вокруг него нет. И получается, что он становится чужим в чужом для него мире, что живой жизнью – естественной, нормальной для верующего человека – уже не живет, потому что для этого нужно соприкасаться с людьми, вникать в то, что с ними происходит, а он как бы скользит по поверхности, он проходит мимо. Так, незаметно для него самого, из его жизни уходит самое главное – это любовь к другим людям, небезразличие к ним.

Почему это настолько важно? Давайте вспомним, что мы знаем о Боге? Мы знаем из катехизиса, что Бог всемогущ, мы знаем, что Бог благ, что Он сотворил все существующее. Но проникнуть в тайну Божественного бытия ограниченному, тварному существу не просто сложно, а, по большому счету, невозможно

И в то же время есть вещи, которые мы знаем о Боге совершенно точно. Например, то, что Он любит человека и что нет ничего в человеческой жизни, что Бога бы не касалось: каждая мелочь, каждое незначительное событие, с нами связанное – это все, как свидетельствует Священное Писание и Предание Православной Церкви, самым непосредственным образом Бога интересует, и во всем этом Господь обязательно участвует, потому что не презирает и малейшей человеческой нужды.

Если Бог так относится к человеку, то совершенно очевидно, что такого же отношения друг к другу Он ждет и от нас. И совершенно естественно, что если Бог со Своей неизреченной высоты снисходит к повседневным, элементарным проявлениям человеческой жизни, то и мы этого не должны игнорировать.

Так что можно сказать даже так: если человек остается равнодушным, безучастным к нуждам, скорбям, переживаниям людей, которые его окружают, то он не то что хорошим христианином не может быть – он не может быть христианином в принципе. Он, по большому счету, и человеком-то может быть назван с очень большой натяжкой.

О немытых полах и миссионерских разговорах

Должна ли наша участливость проявляться в желании, стремлении привести своих близких в храм? С одной стороны, безусловно, да, потому что противоестественно, когда человек, нашедший для себя самое главное в жизни – бесценный бисер веры во Христа, равнодушен к тому, что этот бисер оказался незамеченным дорогими ему людьми.

Возникает даже сомнение, а любит ли он их, потому что речь идет, ни много ни мало, о вечной участи. С другой стороны, любые попытки прямого воздействия на близких в этом плане, как правило, оказываются неудачными, неэффективными. Людей, нас окружающих, в большей степени убеждает наш пример: они видят, что в нас происходят какие-то перемены, они видят, что то, чего они от нас пытались безуспешно добиться на протяжении многих лет, вдруг происходит как бы само собой…

Вот жил человек, дома никогда не убирался, посуду не мыл, продукты не покупал, не говоря уже о том, чтобы что-то приготовить. И вдруг он начинает все это делать. Семья поражена: что с ним такого случилось? И появляется интерес к тому доброму, что их близкого человека так по-новому им открыло.

А если человек по-прежнему точно так же в грязную квартиру зайдет и полы не подметет, а будет ждать, что это сделает за него жена, он после этого может убеждать ее в чем угодно, но ни в чем не убедит кроме того, что у него какая-то блажь новая появилась.

А бывает и так, что человек, желающий привлечь к жизни в Церкви своих близких, действует очень грубо и авторитарно, так что становится понятно, что тут не в любви дело, а в некой требовательности: «это мое, и все должны это мое принять».

И это тоже никогда к хорошему не приводит: начинаются ссоры, раздоры, обвинения. Как правило, такие разговоры заканчиваются чем-то вроде: «Вот вы меня не слушаете – будете гореть в геенне огненной». Что об этом можно сказать…

Бывает и такая ситуация: человек верующий, церковный готовится к принятию Святых Христовых Тайн, и у него очень много дел: ему надо читать последование к причащению, ему надо поститься, ему надо пойти вечером на службу.

И вот, когда он начинает готовиться, его вдруг начинают от этого отвлекать родные, близкие, друзья. Причем не просто куда-то его погулять зовут или развлечься предлагают, а у одного одно случилось, у другого другое случилось, третий требует какого-то сердечного участия, разговора.

Человеку начинает казаться, что все это какие-то помехи – он раздражается, досадует, пытается от всего этого отстраниться и совершенно не понимает, что это такой же элемент подготовки к причастию. Участие в жизни других людей, помощь им, в том числе порой и разговором, и сердечным каким-то сочувствием – это дела любви: может быть, в лице этих людей к человеку Сам Господь обращался, приходил, а он Его не заметил и при этом хочет быть причастен Его Телу и Крови.

Конечно, это совершенно неправильное отношение. В некоторых случаях возникает вопрос: «да, а как быть»? Да вот так и быть: принять участие в другом человеке, уделить ему необходимое время и силы, а если ты так уж хочешь причаститься, прочитай правило ночью, соверши хотя бы однажды такой подвиг и христианской любви, и христианского благочестия.

Фото: foma.ru

Польза для тех, кому оказывают помощь

Помимо прямой пользы от помощи по конкретной проблеме, люди, которым ее оказывают, получают и косвенную. То же чувство защищенности и безопасности, уверенности в будущем, в том, что не одинок. Оно позволяет и самому человеку проявлять лучшие качества, стремиться чего-то достигать, отвечать на добро добром.

Вовремя оказанная поддержка может помочь человеку добиться в жизни того, чего не случилось бы, окажись он с бедой один на один. Вера в то, что общество небезразлично, снимает тягостное ощущение одиночества и поддерживает в нем желание делать что-то на благо окружающих.

***

Мы живем среди других людей. Мы взаимосвязаны несмотря на то, что очень сильно отличаемся друг от друга. Можно жить только для себя, получая куцее удовольствие. А можно стремиться к чему-то большему, стать кем-то большим, влиять на происходящее и приобретать осмысление собственной жизни. Этот выбор человек делает только самостоятельно.

Положительные стороны волонтерства

О людях, занимающихся волонтерской деятельностью, мы слышим все чаще. Определенно, они нашли для себя ответ на вопрос, зачем нужно помогать людям. И иногда мы сталкиваемся с призывами посвятить этому часть своего времени. Однако хотелось бы более осмысленного подхода к этому занятию, четкого понимания, кто и как способен оказывать нужную помощь, а также уяснить, каковы польза и преимущества волонтерства.

Польза для самого волонтера

Волонтерской деятельностью в основном занимаются люди, обладающие определенными чертами характера, психологическими особенностями. Способность глубоко сопереживать, искреннее желание разделять и облегчать чужую боль — следствия развитой чувственности и умения направить эмоции наружу — в сторону сострадания.

Такими качествами обладают люди со зрительным вектором психики. Реализация чувственного потенциала путем выстраивания эмоциональных связей с окружающими, помощи нуждающимся, доверительного общения, добрых взаимоотношений — их желание, их природная задача. Именно для этого они наделены значительно большей по сравнению с другими эмоциональностью.

Такие люди находят себя не только в волонтерстве, но и в таких областях, как медицина, преподавание, искусство, общественная деятельность — там, где они способны помогать окружающим, нести культурные ценности. В этом они осмысливают свою жизнь.

Когда мы не используем заданные нам свойства по назначению, это причиняет нам страдания. А мы часто даже не понимаем, что делает нас несчастными.

У обладателей зрительного вектора неизрасходованная необходимым образом эмоциональность может проявляться в виде страхов, тревожных состояний, перепадов настроения, истерик, накручивания по пустякам, склонности безосновательно додумывать и т. п.

Не каждый человек со зрительным вектором пойдет в волонтеры — к этому нужно быть внутренне готовым. Кому-то может быть достаточно реализации в повседневной жизни — возможностей проявлять сочувствие много. Однако волонтерская деятельность позволяет максимально применять эмоциональный объем. Способность помогать тому, кому заведомо хуже, чем тебе, не ожидая ничего взамен, дает в итоге намного больше:

  1. избавление от страхов, эмоциональных расстройств и других негативных состояний благодаря ориентированности на чувства более высокого порядка;
  2. новые знакомства, много общения — то, что требуется обладателю зрительного вектора;
  3. возможность наиболее полно реализовать внутренний потенциал, тем самым осознав свою нужность, востребованность, обретя смысл отдавать силы и время ради значимой цели.

Это можно рассматривать как возможность сделать общество и окружающий мир чуть лучше и осмысленнее, преобразовать их в сторону того, какими они должны когда-нибудь стать. Весомая причина того, почему нужно помогать людям?

Не протягивай руку – протяни посох

Поскольку мы такого участия в бытии мира со своей стороны предложить не можем – не такова наша жизнь, не такова наша молитва, то должны участвовать в нем самим делом. И здесь элементарный здравый смысл должен оказать нам существенную помощь.

Когда мы пытаемся оказать человеку какую-то услугу, пытаемся ему в чем-то помочь, то, естественно, не нужно это делать помимо его воли и вопреки его желанию (если речь, конечно, не идет о человеке, который, к примеру, тонет,– его все равно надо вытаскивать из воды). Наше дело начать помогать человеку, предложить ему свою помощь, а если он ее отвергнет, отступить, не навязывая своего участия.

Ведь, безусловно, встречается и такая крайность: люди верующие, благочестивые хотят кого-то сделать счастливым без его на то желания. Конечно, ничего хорошего из этого намерения не получается, а получается, наоборот, только искушение, скорбь и расстройство.

Вообще, когда мы хотим помочь другому человеку, бывает крайне важно постараться понять, в чем он нуждается, и помогать именно в этом, а не в том, в чем нам доставляет удовольствие ему помочь. Словом, важно, чтобы наша помощь совпадала с его представлениями о помощи

И, конечно же, помощь людям не предполагает никакого потакания их греховным навыкам и страстям. Здесь можно привести элементарный и достаточно часто встречающийся пример: к нам подходит на улице тяжело пьющий и, возможно, на улице живущий человек и просит дать ему денег, чтобы опохмелиться.

Естественно, что на это ему денег давать не надо; разумнее, если он голоден, купить еды – купить самим и дать в руки, чтоб у него не было искушения приобрести спиртное. Конечно, можно сказать: вы что, не понимаете, мы ему купим еды, а он пойдет и все равно где-то найдет на выпивку. Ну и что с этим делать – пусть с голоду умирает? Так к этому относиться ни в коем случае нельзя.

Продолжая тему о границах помощи, которые не надо переходить: есть еще одна граница – того, насколько вообще можно отдаваться этой помощи людям.

У того же преподобного Варсонофия Великого есть такой образ: если человек упал в яму, не протягивай ему руку – протяни ему твой посох. И он объясняет, почему так. Если ты протянешь ему руку, а он вместо того, чтобы выбираться из ямы, будет тянуть тебя к себе, то ты свалишься в ту же самую яму. А если ты протянул посох, то человек, желающий выбраться из ямы, ухватится за посох и выкарабкается с твоей помощью; если же упавший не захочет выкарабкиваться и будет тянуть за посох к себе, то ты просто посох отпустишь.

На мой взгляд, это некая идеальная модель того, какой должна быть помощь, потому что бывает, что человек начинает кому-то помогать и в результате страдает его семья, его родные. В конце концов, он сам приходит к такому разрушению собственной жизни, что потом не может её заново воедино собрать,– и конечно, такая участливость вряд ли оправдана.

Апостол Павел говорит о том, что наш избыток должен быть восполнением чьего-либо недостатка и наоборот. Должно быть именно так, потому что все остальное немного абсурдно.

Если человек не просто ищет помощи, не просто не справляется с ситуацией, а ищет кому, образно говоря, сесть на шею и при этом помахивать ножками, то, конечно, такую возможность ему предоставлять не надо, потому что таким образом мы окажем медвежью услугу.

Делая что-то за человека, а не вместе с ним, мы его развращаем. То же самое бывает в воспитании ребенка: если родители всё делают за него, то они вырастят капризного, избалованного и совершенно не приспособленного к жизни человека.

Если же они просто помогают ему и делают что-то вместе с ним, то это совершенно другое дело. Ребенок постепенно обучается, и мера участия мамы и папы в его жизни постепенно сходит ко все меньшей величине. Так же и в наших взаимоотношениях со взрослыми людьми, с окружающими, должно быть.

Когда лекарство хуже, чем болезнь

К сожалению, есть много людей, которые чуть ли не записывают все одолжения, даже самые мелкие, что делают другим. Хуже всего, что они не просто не предупреждают «осчастливленных их помощью», но ещё и требуют «плату», когда хотят и как хотят. Их не заботит, что никакого соглашения не было, что человек – ни сном, ни духом. Им «должны», и всё тут!

Нередко человек, который сделал вам одолжение, ведёт себя жестоко и агрессивно, если вы не «расплачиваетесь по счетам». Кстати, именно агрессивные, конфликтные люди нередко специально инициируют свою «помощь» и «щедрость», даже когда их об этом не просят. Оно и понятно: они обожают контролировать, манипулировать и использовать окружающих. А сделанное одолжение – чудесный шанс загнать человека в ловушку.

Они делают одолжение, а потом злятся, что вы «изображаете», что никакого соглашения не было. Они взрываются или впадают в истерику. Если вы безропотно сделаете всё – отстанут на какое-то время. Но если возразите или прокомментируете происходящее – услышите о себе всё. Кстати, нередко платой за оказанные одолжения некоторые «экземпляры» считают физическую близость, так что с ними следует быть вдвойне осторожными!

***

Говорят, что для того, чтобы одолжение на самом деле было одолжением и помощью, то оно не должно подразумевать никакой благодарности. По сути, это правда.

Благосклонность исходит из щедрости: люди должны помогать другим, если могут и имеют возможность. Наградой за каждую услугу является удовлетворение, которое испытывает тот, кто её оказывает. Радость от мысли, что ты облегчил кому-то Путь или сделал чуточку счастливее. Разве этого недостаточно? Зачем кому-то хотеть чего-то большего?

Общее качество святых

Если мы посмотрим на тех, кто прославлен за всю историю Церкви в лике святых, то увидим, что это были очень различные люди – с разным темпераментом, с разным жизненным опытом, с разным, как бы мы сегодня сказали, образовательным уровнем и социальным статусом; но есть одно общее: среди святых не было ни одного равнодушного и безучастного человека.

Даже если мы читаем об отшельниках, которые избегали общества людей, которые с ними не общались, то, познакомившись с их жизнью чуть более глубоко, можем понять, что время пребывания в отшельничестве и безмолвии было наполнено не только молитвой о милости Божией собственно к ним, но это всегда была молитва обо всем мире и о живущих в нем людях.

В житии преподобного Арсения Великого есть такой случай: к нему приходят люди, которые хотели бы его увидеть, и среди них тогдашний архиепископ Александрийский. Увидеть его они в итоге не смогли: он к ним не вышел, потому что не хотел нарушать уединения, которое положил для себя в то время правилом жизни, и они с большой скорбью удалились.

Впоследствии они вновь пришли, и у них уже была возможность с ним встретиться. И вот они посетовали: «В прошлый раз мы от тебя ушли ни с чем, предприняв такой путь, ты даже не повидался с нами». Он сказал: «Да, но когда вы шли домой, то имели в дороге какое-то время и возможность покаяния в своих грехах. Вы останавливались для того, чтобы поспать, для того, чтобы поесть, а я до тех пор, пока вы не добрались до дома, стоял и молился о вас».

В «Ответах на вопросы учеников» преподобных Варсонофия Великого и Иоанна Пророка тоже есть подобный эпизод. Речь идет о бедствиях, которые грядут на тогдашний мир, и преподобный Варсонофий говорит о том, что худо бы пришлось этому миру, если бы не молитвы трех святых мужей, которые восходят, как некий огненный столп, от земли и встречаются перед Престолом Божиим.

Вот это чуть-чуть приоткрывает завесу над жизнью святых, раскрывает нам тайну их внутренней жизни и объясняет, что при видимой безучастности к чему-либо они участвовали во всем сердцем.

Они пытаются контролировать все.

Они никак не могут понять, что у жизни есть свой естественный ход событий, который скорее доброжелателен, чем нет, и они пытаются плыть против течения, пытаясь контролировать всех и вся. В результате их жизнь выходит из равновесия, они теряют контакт с собственным сердцем и душой, и с каждым проходящим днем чувствуют себя все более и более потерянными.

«Тому, кто не может контролировать даже себя, вряд ли стоит стремиться к тому, чтобы править миром», – ACIM

Все мы время от времени чувствуем себя хотя бы немного потерянными, и, хотя вам вряд ли это нравится, вы должны понять, что это тоже является частью приключения под названием жизнь. Это часть вашего жизненного пути

И, поверьте, если вы уйдете с головой в любой опыт и любую жизненную ситуацию, с которой вам доведется встретиться, неважно, хорошую или плохую, вы сможете обрести очень и очень многое

Не бойтесь чувства потерянности, ведь оно никогда не длится вечно. И когда для вас наступит время для возвращения домой, где бы он ни был, вы вернетесь туда не с пустыми руками – ведь ваши руки будут наполнены множеством ценных жизненных уроков, замечательными озарениями и немалой мудростью. Так что всегда помните…

«Чувствовать себя потерянными даже хорошо, ведь это чувство заставляет вспомнить о том, что у нас есть дом. Вы знаете, что существует место, где мы способны вновь найти и обрести сами себя. Да, возможно, то место, где вы находитесь сейчас – это еще не оно, но то чувство потерянности и неудовлетворенности, что вы только что испытали, еще немного приблизило вас к нему».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Психология жизни
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector